Подробная история

История Львова столь же яркая и удивительная, как и сам город, насыщена интересными событиями и знаменитыми личностями. Сегодня Львову уже больше 760 лет и ему есть  о чем Вам рассказать. Город, построеный на пересечении выгодных торговых путей скоро развивался, став одним из главных торговых центров средневековой Европы. Впоследствии, будучи во власти многих европейских стран, в частности Польши, Австрии, Германии и России, Львов перебирал от каждого из своих захватчиков некоторою часть культуры и знаний, тем-самым превратившись не только в жемчужину архитектуры, но и столицу современной научной, духовной и художественной жизни .

Власти Львова

С 1256 года и до сих пор – кто руководил Львовом и кому он принадлежал.

1256 – 1340 – Львов в составе Галицко-волынского княжества

 

1340 – 1349 – Львов под господством боярской олигархии Дмитрия Детька из Перемышля и Даниила из Острова

 

1353 – Львов под господством литовского князя Любарта Гедемвиновича

 

1372 – 1378 – Львов под господством наместника Володислава Опольского, фактически под протекторатом Венгрии

 

1378 – 1387 – Львов под господством Венгрии

 

1387 – 1772 – Львов под господством Речи Посполитой

 

1772 – 1918 – Львов под господством Австрийской империи

 

1914 – 1915 – Львов под господством царской России

 

1918 – Львов под господством Западно-Украинской Народной Республики

 

1918 – 1939 – Львов под господством Польши

 

1939 – 1941 – Львов под господством СССР

 

1941 – 1944 – Львов под господством нацистской Германии

 

1944 – 1991 – Львов под господством СССР

 

С 1991 – Львов в составе независимого украинского государства

Древний Львов

Расположенный, как и Рим, на семи горбах, среди лесов, в долине реки Полтвы, Львов всегда отличался выгодным стратегическим положением и чрезвычайно красивыми пейзажами.

Однажды, проезжая по этим местам, могучий князь Галицко-Волынского княжества Данило Галицкий остановился здесь на мгновение и понял, что останется здесь навсегда. Самый древний хронист Львова бургомистр Бартоломей Зиморович так пишет об этом: «Увидев на самой границе своих владений выгодную в военном отношении гору, защищенную снизу будто кольцом покрытых лесом долин и самой крутизной, которая может сдержать врага, он немедленно приказал построить здесь крепость и решил перенести сюда свою княжескую резиденцию». Высокий замок и спрятанные там сокровища было поручено охранять многочисленному отряду.


Укрепляя межгосударственные династические связи, в 1248 году Данило Галицкий женит своего сына Льва на принцессе Констанции, дочери венгерского короля Беллы IV и дарит молодым этот город, который в честь сына назвал Львовом. Констанция была католичкой и часто скучала по своей родине и религии. Лев решил подарить любимой жене католический храм Ивана Крестителя, построенный в романском стиле.

Под Замковой горой стоял княжеский дворец и придворная православная княжеская церковь Святого Николая. 750 лет назад на площади Старый Рынок бурлила безудержная жизнь, сюда на торги съезжались купцы из Европы и Азии: европейцы свозили на продажу сукно, кожу, серебро и оружие, а греки и армяне – шелк, восточные корни и вино.  

В 70-х годах XIII века украинский князь Лев Даниилович перенес с Галича во Львов столицу своего могущественного государства, границы которого пролегали от Вислы до Черного моря. Но историческая судьба отнеслась неблагосклонно к Галицко-Волынскому княжеству: ослабленное постоянными нападениями монголо-татар и междоусобными раздорами, оно стало легкой добычей Польского королевства.

Захват города Польшей, немецкий Львов

Слабостью государства воспользовался польский король Казимир III, которому дважды в 1340 и 1349 году удалось захватить Львов. Через несколько десятилетий наш город на долгие века попадает во власть западных соседей.
После перехода Львова под господство Польши, Казимир не остался безразличным к Высокому замку этой, как пишет хронист, «горы редкой формы на Сарматской земле и построил на этой достигающей облаков горе длинный замок из камня, похожий на лютню».

Сейчас тяжело сказать, что побудило Казимира перенести центр города с площади Старый Рынок на болотистую равнину реки Полтвы. Одна из версий – топографическая: старый город не имел перспектив для роста, он был окружен горами и лесами. Но вероятнее всего опытный политик Казимир III хотел на новом месте создать абсолютно новый город, который  безоговорочно подчинялся бы польскому государству, а в таком городе не оставалось места для покоренных украинцев.

Польский король решил строить Львов по самым совершенным строительным технологиям тех дней. Не доверяя украинцам и даже своим, полякам, он пригласил для этой цели ремесленников и строителей из Германии. Таким образом, Львов в XIV и XV веках стал фактически немецким, даже акты львовского магистрата тех дней велись на саксонском диалекте немецкого языка. Книги городских расходов и сбора налогов XV века свидетельствуют, что немцы во Львове составляли большинство населения. В городе того времени преобладала классическая готическая архитектура.Но вот в 1527 году произошел самый страшный пожар за всю историю города: немецкий готический Львов, который был похож на современный Таллинн или Гданьск, до основания сгорел. Жители в отчаянии хотели оставить город, но потом передумали и решили заново его отстроить. Новый Львов второй половины 16 века уже был совсем другим Львовом, ренессансным, а строили его итальянцы. По приглашению магистрата во Львов прибыли архитекторы с северной Италии. Им удалось создать прекрасные образцы ренессансной архитектуры, которые объединяли в себе итальянские черты с чертами местного строительства.

Торговая миссия Львова

Львов на протяжении всей своей истории был большим торговым центром и некоторое время самым известным в Европе восточноевропейским городом. На французской географической карте 1492 года из всей Восточной Европы обозначен лишь один город – Leopolis.

Своей исключительной торговой миссией Львов обязан географическому положению самого оптимального пункта пересечения путей с востока на запад и наоборот. С самых древних времен среди львовян взрастали незаурядные купеческие таланты. Почти каждый мещанин Львова был прирожденным гениальным купцом. Львовяне отличались опытом, умом, отвагой, энергией и непрестанным стремлением к обогащению. В XIV-XV веках купцами были мещане по большей части немецкого и армянского происхождения.

С востока в Европу через Львов традиционно везли ценные ткани, ковры, дорогие коренья, пряности, фрукты, с запада на восток – одежду, оружие, серебряные и золотые ювелирные изделия, кожу.

С 1379 года Львов получил так называемое право склада. Это означало, что все не львовские купцы, везя через Львов любые товары с Востока или Запада, обязывались на протяжении двух недель выставлять их в городе на продажу, а то, что не допродали, имели право везти дальше. Конечно же, ловкие львовские купцы скупали эти товары по демпинговым ценам и, таким образом, обогащались сами, а вместе с ними обогащался и город. Львовский магистрат пытался как можно больше способствовать собственным гражданам. Только член городской общины имел право свободно покупать товары у заезжих купцов, а также продавать эти товары в магазинах. Иностранным купцам было запрещено проводить между собой торговые операции под угрозой конфискации всего товара. 

    Капризная фортуна

    Торговое могущество Львова подносило его значение как самого важного города Восточной Европы. Однако в конце XV века фортуна отвернулась от львовских купцов – Турецкая империя усилила свою экспансию на запад, покорив Крым и Балканы.

    Торговые пути перервались. Целые поколения купцов Львова испытали катастрофу. Львовский архиепископ в письме к королю фактически оплакивал положение города тех дней: «Мещане из богачей превратились в попрошаек. Люди, еще вчера зажиточные, даже патриции, сегодня протягивают ладонь за хлебом или ожидают смерти в госпиталях». Довершил удар судьбы самый страшный пожар Львова 1527 года, который уничтожил практически весь город.

    Но львовяне не из тех, кто падает духом. Постепенно Львов в новых условиях опять возвращает себе купеческую славу. До турецкой экспансии наши купцы через генуэзские и венецианские колонии над Черным и Азовским морями обеспечивали всю Европу красной, черной икрой и редкой лососевой рыбой. Потеряв эти источники прибыли, львовяне самостоятельно начали в собственных реках и прудах выращивать рыбу, которая становится одним из основных предметов львовского экспорта в Европу. Рыба – свежая, соленная, сушеная, стала маркой Львова. Иностранные купцы отмечали: «Львовскую щуку едят и в Вене, хоть там  протекает под семью мостами богатый рыбой Дунай. Львовские щуки достойны большой похвалы, их можно сравнить с теми,  которые когда-то ловили между двумя мостами в Тибри и их очень ценили римляне». 

    Вторым важным предметом львовского экспорта был воск. Городская власть берет под пристальный контроль качество этого продукта и присваивает ему торговую марку с гербом города - львом. О том, насколько качество  воска было важным для Львова, свидетельствует тот факт, что за его подделку приговаривали к смерти. Львовский воск был известен во всей Европе, он доходил даже до Англии и Испании. 

     Леса вокруг Львова были чрезвычайно богаты на пушнину. Очень ценились в Европе и особенно на Востоке ценные меха волка, рыси, кожи лосей и особенным спросом пользовались соболи. Львовский купец Ярош Ведельский лишь за один 1588 год вывез на экспорт 30 тысяч (!) львовских собольих шкурок, а мастер Дмитрий - 3 тысячи шапок собственного производства.  

    Первопечатник Федоров

    Важнейшую роль в развитии украинской культуры и борьбе украинцев за свои права сыграло книгопечатание. Во Львове была напечатана первая украинская книг, и сделал это первопечатник Иван Федоров, или как его еще называли во Львове – Федорович.

    Он, вероятнее всего, происходил с украинско-белорусского пограничья, а образование и профессию получил в европейских университетах. Оказавшись в Москве, Федоров напечатал здесь в 1564 году первую в России книгу «Апостол», но вынужден был убегать от московских преследований и выбор его остановился на Львове : «все плохое и худшее из худшего сопровождало меня. Но милостью Божьей я в богом спасенный город, что называется Львовом, пришел. И, помолившись,  начал посвященное Богу дело, чтобы боговдохновенные догматы распространять».

    В 1574 году увидела мир первая украинская книжка. Это были «Деяния и Послания Святых Апостолов». Печатник писал: «Напечатал я эту полезную для души книгу «Апостол» в знаменитом городе Львове на славу Всемогущей и Живоначальной Троицы, Отца и Сына, и Святого Духа, аминь».

    Федоров считался печатником «книг до того невиданных», но также отмечал, что он «запущенное печатание во Львове возобновил». Таким образом, можно считать, что еще до него здесь печатались книги. Первая книга «Апостол» имела тираж 1200 экземпляров, достаточно большим по настоящим временам, а впоследствии его «Острожская Библия» имела тираж полторы тысячи экземпляров.

    Наибольший расцвет Львова

    Уже в начале XVII века Львов становится наибольшим по количеству населения городом Украины, вдвое больше Киева. Возобновляется его торговое могущество.

    Гданьский купец Мартын Грюневег в 1606 году так описал Львов: «Весь скот, который гонят с Подолья и Молдавии к Италии, проходит через этот город. Я объездил пол-Европы, побывал в самых славных городах мира, но ни в одном не видел столько хлеба. Здесь огромное количество пива и меда, не только местного, но и привезенного. Вино привозят из Молдавии, Венгрии, Греции. Иногда на Рынке можно увидеть в кипах более тысячи бочек вина. В этом городе, как и в Венеции, на Рынке встретишь людей со всех стран мира в своем наряде: казаков в больших меховых шапках, россиян в белых шапках, турков в белых чалмах, немцев, итальянцев, испанцев – в короткой одежде. Каждый, на каком бы языке он не говорил, найдет здесь и свой язык. Город отдален на много миль от моря, но когда увидишь, как на Рынке возле бочек малмазии бурлит толпа критян, турков, греков, итальянцев, одетых еще по корабельному, кажется, вроде бы здесь порт сразу за вратами города».

    Львовский советник Йоган Альнпек писал о Львове тех дней: «Этот город в достаточном количестве поставляет целому польскому королевству разные шелковые ткани, ковры и благоухающие коренья. Здесь есть все, что только нужно для человека, к тому же здесь несравненно низкие цены на продукты, что притягивает в город большое количество людей разных национальностей».

    Львов считался наибольшим складом вина в Европе. Вина греческие, кипрские, сицилийские, испанские, которые тогда имели сборное название малмазии, тысячами бочек складировались на Рынке и в других местах. Потом вино расходилось по странам Европы и Востока. Хронист тех дней отмечает, что любой львовянин: купец, врач, аптекарь или ремесленник либо торгует малмазией, либо разливает малмазию.

    Но после хороших времен приходят не очень хорошие времена. В конце XVII века и, особенно, в начале XVIII Львов опять приходит в упадок. Осады, войны, развал польского государства и требования новой исторической эпохи опять на определенное время ставят Львов в разряд городов незначительных и маловлиятельных.

    Осады Львова

    Среди своих многих исторических достижений Львов может похвастаться еще и тем, что на протяжении трех с половиной веков ни один неприятель не мог взять город. За это время Львов пережил около сотни осад.

    Львов пережил осады со стороны  турков, татар, Молдовы, казаков и российских войск, когда силы врагов в десятки, а то и в сотни раз, преобладали над силами защитников, но все же нападающие не смогли захватить твердыню королевского города.

    Одна из первых известных львовских осад произошла в 1286 году. Татарский хан Телебуга окружил город и выслал во Львов на переговоры о сдаче своих послов. Как рассказывает древняя львовская легенда, перед тем, как показать город татарским послам, женщины выкатили на улицу множество пустых кадок и перевернули их вверх дном. Потом вымели из амбаров все остатки зерна, муки и крупы, которые там еще были, и засыпали этими остатками верхушки пустых кадок, чтобы создалось впечатление, что они полные. К тому же выпустили из хлевов всю птицу и скот, которые еще оставались, и с криком и визгом бегали по улицам.

    Когда это все увидели татарские послы, они с грустью рассказали Телебуге, что в городе имеется столько живности, что он легко сможет выдержать даже очень долговременную осаду. Освирепевший от этих сообщений хан, как пишет уже летописец, еще «две недели стоял под стенами не воюя, и людей, которые осмелились выходить из осажденного города, раздевал наголо и так отпускал. И много людей замерзло, ибо свирепая тогда зима была».

    Казаки Хмельницкого под стенами города

    Одной из самых жестоких и наиболее спорных осад Львова была первая осада Богдана Хмельницкого 1648 года.

    До сих пор в интеллектуальных средах  продолжается спор, кем же в действительности был для Львова Хмельницкий: освободителем от польского господства, или диким захватчиком с востока, который хотел разорить европейский город и уничтожить его жителей.

    Шел 1648 год. Освободительная война украинского народа против польского господства набирала обороты. Польская шляхта только что испытала сокрушительное поражение под Пилявцами.  Огромное количество казацкого и татарского войска, а также вооруженных крестьян, которые появились под стенами города, были решительно настроены разорить Львов. Некоторые татары и казаки даже привели с собой по десятку коней, чтобы нагрузить на них взлелеянную в мечтах добычу.

    Предмещане убегали за стены города, женщины с детьми прятались в храмах и монастырях, а остальные львовяне, которые остались в городе, решили защищать его до последнего. Казаки и татары жгли и грабили предместье. Казаки, используя предгородские здания, метко обстреливали город, и чтобы лишить неприятеля такой возможности, защитники решили пойти на отчаянный шаг –  сжечь предместье. Когда ночью воспламенились сотни домов под стенами, казалось, что люди попали в ад. На утро на все четыре стороны от городских стен было сплошное пожарище. Хмельницкий начинал понимать, что легко он взять город не сможет. Не помогло даже то, что кто-то из предмещан показал казакам водопровод, который шел от Полтвы к городу. Он был перекрыт, и хронист рассказывает, что люди, спрятанные за городскими стенами, были «вынуждены пить воду с нечистотами».

    Хмельницкий от осады перешел к рассудительной тактике переговоров. Несколько дней Львов принимал послов  украинского полковника Головацкого и татарского обозного Пирис-Агу. Львовяне осыпали экспертов подарками: серебряными саблями, украшенными рубинами, золотыми поясами и несколькими тысячами злотых. После такого приема послы обычно доказывали Хмельницкому и Тугай-Бею, что город очень бедный и не может много заплатить. Выкуп обошелся Львову в сумму, которая была в несколько раз меньше той, которую Львов мог заплатить деньгами и товарами.

    Еще раз казаки очутились под стенами Львова в 1655 году, когда Хмельницкий уже с помощью большого российского войска во второй раз так и не смог завоевать Львов.

    Турки, татары и шведы под городом

    В 1672 году турецкий султан Мехмет IV, захватив все Подолье, поручил своему вассалу Капудан-Паши и его союзнику гетману Петру Дорошенко захватить Львов.

    Осенью того же года наибольшее количество войск за всю его историю – 230 тысяч – окружило город. Регулярные польские войска – драгуны, которые по приказу короля прибыли для обороны, быстро убежали подальше от опасности, не веря в возможность противостоять такой огромной военной потуге.

    Практически все знатные и богатые граждане оставили город, но бургомистр Львова – Бартоломей Зиморович привел к присяге остальных мещан и они поклялись, что в любом случае не оставят города и будут отстаивать его до конца. Их было немного больше одной тысячи. И произошло чудо – имея преимущество в 230 раз, врагу все же не удалось ворваться в город. Капудан-Паша согласился на выкуп в 80 тысяч талеров, из которых город мог оплатить лишь 5 тысяч. До момента полной выплаты турки взяли десять заложников, среди которых было и два украинца. Весь город со слезами благодарности провожал их в неволю. К заложникам по собственному желанию пристал мещанин Яков Нырка. Все семь лет находились заложники в турецкой неволе, пока город не выплатил все деньги, но вернулись домой живыми не все.

    В 1675 году, через три года после неудачной осады города войсками турецкого султана, большое татарское войско двинулось подо Львов. Король Ян III Собеский поспешил со своим войском к Львову, сюда также прибыла королева Марисенька со всем двором. Она долго на коленях молилась за спасение города в Кафедральном соборе и Иезуитском костеле и не зря. По свидетельству английского историка Коннора и французского Сальванди под Львовом на Лисеницких полях состоялась такая молниеносная военная победа, которая вряд ли была до этого времени известна в мировой истории. Талантливый военачальник Ян Собеский, имея всего семь тысяч воинов, разгромил почти 50 тысяч хорошо вооруженных татар и турков. Остатки татарского войска с позором убегали домой. А в 1695 году гетман Станислав Яблоновский окончательно разгромил близ Львова татар, которые уже ни разу после этого не осмеливались появляться под стенами города.  

    Но, в конце концов, впервые за много веков Львов все-таки был взят неприятелем, и  произошло это событие в 1704 году. Одетый в мундир рядового воина 23-летний король Швеции Карл XII во главе нескольких сот своих воинов сделал то, чего не удавалось на протяжении веков сделать сотням тысяч татар, турков, молдаван и казаков.

    Шестого сентября 1704 года темной ночью шведы захватили монастырь Кармелиток Босых. Комендант города Францишек Галецкий  в это время сладко спал в нескольких десятках метров от событий в Пороховой башне. Услышав шумиху и выстрелы, он дал приказ обороняться, а сам убежал в другой конец города в Иезуитский коллегиум.

    Всего несколько сотен шведских драгунов под проводом генерала Стенбока, не ожидая подхода артиллерии и пехоты, ударили по вратам городских укреплений, которые оказались незапертыми и без охраны. Легко преодолев на стенах сопротивление венгров с наемной королевской пехоты, за несколько минут шведы были уже в Ратуше, часы которой показывали восемь утра. При штурме города защитник на башне Корнякта выстрелом сбил шляпу с головы шведского короля. Но это было слабым утешением –  Львов впервые за почти четыреста лет был взят врагом, и это стало предвестником наступления новых неблагоприятных для Львова времен.

    Переход под власть Австрии

    Общий кризис польского государства в XVIII веке не мог не отразиться на положении Львова. Постоянные осады, частые эпидемии и пожары привели к значительному снижению численности населения города.

    Окончательная потеря господствующего положения большого торгового города, стоявшего на пересечении важных стратегических путей, привела Львов фактически в упадок. Польша как государство настолько ослабела, что три могущественные европейские страны, Австрия, Пруссия и Россия, решили просто разделить ее территорию между собой. В сентябре 1772 года войска Австрийской империи вступили во Львов, и город на полтора века попал под власть одного из европейских гнетов.

    Реформы новой власти привели к позитивным изменениям в государственном строе, а также образовании и культуре. Император Йосиф II, придерживаясь основ образованного абсолютизма, провел церковную реформу. Все львовские монастыри, которые не смогли реально доказать, что они плодотворно занимаются образовательной, социальной, медицинской или благотворительной деятельностью, были ликвидированы. В их помещениях разместили казармы, госпитали, тюрьмы, образовательные учреждения. Во время йосифинской реформы был уничтожен ряд украинских храмов старой части города Пидзамча.

    В 1777 году началась ликвидация городских оборонительных стен, которые уже давно сыграли свою историческую роль. Город расширялся, возводились новые здания, обустраивались новые улицы и площади. В конце XVIII- в первой половине XIX века в жилищном и гражданском строительстве воцарился архитектурный стиль классицизма.

    За время господства Австрийской империи во Львове забурлила культурная жизнь, здесь были построены два театра европейского значения: Скарбкивский (им. Г. Заньковецкой) и Большой городской (Оперы и балета), реорганизован университет, в городе развивалось издательское дело. В 1870 году Львов получил местное самоуправление. Город стал полностью европейским. Австрийский журналист, посетив Львов, не обнаружил  здесь никакого отличия от больших городов Европы: те же дома, те же магазины и кофейни, тот же уклад жизни, быта и те же традиции. В австрийском Львове рождались технические и научные изобретения, внедрялись передовые по тем временам технологии. Здесь было положено начало одному из первых в империи газовому, а в дальнейшем и электрическому освещению улиц, автомобильный транспорт, телефонная связь. В 1894 году во Львове впервые встал на рельсы электрический трамвай, задолго до того, как это произошло в Вене. Впоследствии здесь построили наилучший в империи железнодорожный вокзал.     

    Впрочем, невзирая на либерализацию политической и общественной жизни под скипетром Габсбургов, украинцы и дальше боролись за свою духовную и политическую свободу. Передовые молодые ученые Маркиян Шашкевич, Иван Вагилевич и Яков Головацкий в 1837 году издали книгу «Русалка Днестровая», которая  была написана языком простого народа. Это было смелым вызовом и выступлением против национального притеснения украинцев. Книгу запретили цензоры, почти весь ее тираж уничтожили, а против авторов начались преследования. Во время Весны народов 1848 года Главный руський совет во Львове провозгласил о возрождении и соборности украинского народа. В целом относительно либеральная политика Австрийской империи не без примеси извечного принципа divide et impera (разделяй и властвуй) все же способствовала тому сохранению украинской идентичности, которого не испытал ни один их других регионов Украины под господством разных властей в разные времена.

    Возвращение в Польшу

    По окончанию первой мировой войны после поражения в ней Австро-Венгерской империи Львов волей европейских государств-победителей опять попал под господство Польши.

    Выступление украинцев за независимость в ноябре 1918 года, образование Западно-Украинской Народной республики, объединения с Большой Украиной, хотя в итоге и испытали поражение, все же заложили фундамент украинской независимости и соборности. Господство польского авторитарного режима во Львове в 1919-1939 годах усиливало сопротивление украинцев и консолидировало их в борьбе за свои права.

    Вместо «золотого века» австрийской сецессии начала XX века в местном строительстве возник прагматический и строгий конструктивизм. Территориально Львов значительно расширился за счет ряда пригородных районов. Если население Львова в 1910 году составляло 210 тысяч, то в канун Второй мировой войны – уже свыше 300 тысяч.

    Под властью советского тоталитаризма

    В сентябре 1939 года в результате заговора Сталина с гитлеровской Германией Львов попал в состав Советской империи.

    Объединение украинского народа в едином государстве и частичная украинизация образования и культуры сводилась на нет массовыми и невиданными в истории тоталитарными репрессиями против западных украинцев. Десятки тысяч галичан уничтожили, сотни тысяч вывезли в концлагеря и изгнания в Сибирь.  

    Сопротивление Украинской повстанческой армии советскому режиму длилось до второй половины 50-х годов. В 60-ые и 70-ые годы громкими были процессы во Львове над диссидентами Вячеславом Черноволом, Богданом Горинем, Иваном Гелем, Ириной и Игорем Калинцами. Все они внесли свою лепту в последующее обретение Украиной независимости.

    Времена украинской независимости

    Львов, являющийся  неопровержимой столицей украинской культуры, духовности и национальной идентичности, всегда играл главную роль в развитии процессов демократии и обретения украинской независимости.

    Все государственно-созидательные процессы становления и утверждения украинской независимости инициировались из Львова. Здесь происходили первые массовые акции в поддержку независимости, участников которых преследовали и избивали спецотряды милиции.

    17 сентября 1989 года во Львове состоялась наибольшая по тем временам стотысячная демонстрация за возрождение украинской независимости и Греко-католической Церкви. Живая цепь соборности между Львовом и Киевом 21 января 1990 года, когда одновременно взялись за руки миллионы украинцев, стала вехой на пути возрождения украинского государства. 3 апреля 1990 года на львовской Ратуше заколыхался сине-желтый государственный флаг. На празднование принятия Акта о государственной независимости Украины 24 августа 1991 года на следующий день на улице города вышли сотни тысяч львовян.

    В 1999 году Львов стал своеобразной столицей Центрально-Восточной Европы. Он стал единственным городом в истории Украины, который принимал одновременно девять руководителей государств во время саммита глав государств Восточной и Центральной Европы.

    Львов всегда был и является детонатором национально-образовательных  и демократических процессов в украинском государстве. Наш город стал главным оплотом Помаранчевой революции ноября-декабря 2004 года, когда об Украине заговорил весь мир. 70% всех львовян принимали участие в акциях отстаивания демократии во Львове и каждый третий львовянин побывал на Площади независимости в Киеве. Осенью 2006 года Львов торжественно праздновал свое 750-летие.